Воспоминания о парикраме и даршан дхамы

Вся слава Шри Шри Гуру и Гауранге!

Дорогие братья и сестры, очень скоро большинство преданных уедут во Враджа-мандалу на парикраму. Нижеприведенный текст изначально мы хотели опубликовать только на сайте Бхакта-бандхав, поскольку это хари-катха не Шрилы Гурудева, нитья-лила правишта ом вишнупад 108 Шрилы Бхактиведанты Нараяны Госвами Махараджа, а одного из его близких учеников, Шрипада Премананды Прабху. Однако в этой катхе собрано много бесценных наставлений Шрилы Гурудева о том, как правильно совершать парикраму и принимать омовение в святых реках. Также автор делится сладостными воспоминаниями о Шриле Гурудеве. Мы решили, что это преступление – не поделиться лекцией со всеми, поэтому предлагаем ее вашему вниманию.

В надежде служить Шри Гуру и Вайшнавам,
Команда Бхакта-бандхав

 

Воспоминания о парикраме и даршан дхамы
Шрипад Премананда Прабху
[Хари-катха, вдохновленная гуру-варгой; переведено с хинди и опубликовано 20 мая 2015 года.]

Шрила Гурудев говорил, что, приехав на Враджа-мандала-парикраму, вначале нужно принять омовение в Вишранти-тиртхе, и объяснял, как это делать правильно. Не нужно купаться подобно животным. Придите к Вишранти-тиртхе, предложите пранамы Ямуне и расположенному там гхату. Молитесь о том, чтобы не совершить оскорблений.

Гурудев рассказывал, что Пундарика Видьянидхи ходил на Гангу только вечером. Почему? Днем на Ганге люди курят и пьют вино, моются в ней. Такое зрелище явно не откроет вам трансцендентную природу дхамы. Поэтому Пундарика Видьянидхи ходил на Гангу вечером, когда на берегу никого не было, и с расстояния предлагал поклоны. Он возносил ставы и стути, а также молился гуру-варге: «Помогите мне избежать оскорблений Ганге и Ямуне!»

Чайтанья Махапрабху ходил на Гангу каждый день. Однажды Он сказал Шачи Мате:

– Матушка, быстро принеси Мне цветы, бхогу, гирлянду и сандаловую пасту.

– Хорошо. Ты пока присядь, а я подготовлю параферналии, – ответила она.

– Почему ты медлишь? У тебя есть время для всего, кроме этого!

Вдруг Он схватил палку и начал бить горшки с маслом, гхи и далом. Перебив все , что попадалось под руку, Махапрабху в сильном волнении принялся ходить взад-вперед. Не найдя успокоения, Он стал кататься по земле. Его прекрасное тело было исцарапано. Затем, забывшись, Махапрабху крепко заснул. Когда Он проснулся, Шачи Мата уже подготовила параферналии.

«Дорогой сынок, все готово, – ласково сказала она. – Иди же, соверши поклонение Ганге и прими омовение».

Махапрабху молча пошел и принял омовение в Ганге. Несмотря на то, что все в доме было разбито, Шачи Мата быстро приготовила для Него бхогу и предложила ее. Пока Он принимал прасад, Шачи Мата осторожно спросила: «Сынок, зачем Ты все разбил? Ты приобрел эти вещи, и Сам же их уничтожил… Что я могла поделать?»

Махапрабху стало стыдно. Чуть позже Он принес ей несколько золотых монет. Шачи Мата показывала их многим ювелирам, интересуясь: «Эти золотые монеты не из вашей лавки?», но все торговцы только качали головой. Тогда она подумала: «Где же Нимай взял эти диковинные монеты? Золото не пахнет, но от этих монет исходит дивный аромат, и ювелиры готовы отдать за них любые деньги».

Как обрести милость Ямуны? Получите ли вы ее благословения, если будете прыгать в нее с разбегу или мыть в ее водах ноги? Как вы обретете милость, если не возносите молитвы и не поклоняетесь ей? Человек, который подобным образом омывается в Ямуне, в следующей жизни станетшудрой или свиньей. Или же он может родиться буйволом, рыбой или черепахой. Почему?

гаур амара, йе-саба стхане,
корало бхрамана ранге
се-саба стхана, херибо ами
пранайи-бхаката-санге

(Шрила Бхактивинода Тхакур, Шуддха бхаката чарана рену)

[Вместе с дорогими преданными Господа я обойду все места, которых коснулись лотосные стопы Гауранги Махапрабху.]

Парикраму нужно совершать только в обществе преми-бхакт. Их не тревожит мнение обычных людей. Предложив саштанга-пранамы, преми-бхакты будут молиться гуру-варге и просить уберечь от совершения любых оскорблений.

Почему наше сердце, несмотря на пребывание в дхаме, остается каменным? Почему оно не тает, хотя мы находимся с Гуру и Вайшнавами? Дело в том, что общение с дурными людьми загрязняет сердце. Но как вы примете ачаман, находясь в обществе таких преми-бхакт, как Пундарика Видьянидхи? Вы пойдете не для того, чтобы искупаться.

В первую очередь предложите святую воду Ямуны Гуру и Вайшнавам: своему Гуру Махараджу, а также Парам-гуру, Паратпара-гуру, Парамештхи-гуру, всей гуру-парампаре и так до Чайтаньи Махапрабху, Кришны, Радхарани, Лалиты, сакхи и манджари. После этого можно принимать омовение. В этом случае Ямунаджи прольет на вас милость и даст прибежище.

Человек, который омывается ради себя, подобен слону. Это животное погружается в воду, но, выйдя на берег, вновь валяется в грязи. Из-за такого омовения мы лишь осквернимся. Подобным образом греховный человек принимает омовение в святом месте, а потом совершает тот же грех. Получив наказание за греховный поступок, он задумается. Но благочестивую личность, умышленно делающую что-то неверно, могут наградить. Как такое может быть?

Например, солдат, который убивает в бою, защищая родину, получит награду, в то время как на того, кто просто ударит кого-то или унизит, сразу пожалуются в суд, а за убийство человека приговорят к пожизненному заключению. Понимаете разницу? Подобным образом, один человек, принявший омовение в святых реках, обретет бхагават-прему, а другого многократно накажут за его поступки даже после омовения. Кто-то читает «Бхагаватам» и обретает кришна-прему, в то время как другой, даже прочитав это писание, своими поступками загубит всю жизнь.

Гуруджи говорил: нет прощения тому, кто совершит апарадху в отношении дхамы или Гуру и Вайшнавов. Почему? У него не возникнет даже желания извиниться. Он не признает вину, да еще и утаит от всех свой проступок. Однако человека, допустившего множество ошибок, простят, если он молит Гуру и Вайшнавов о милости.

«Вы посещаете тиртху, совершаете парикраму и принимаете омовение в священных водах, но према не проявляется в вашем сердце, – говорил Шрила Гурудев. – Вы не обретаете бхакти-бхаву, и у вас нет ни веры в Гуру и Вайшнавов, ни настроения служения. Что же это означает? Вы находитесь в тиртхе или где-то еще? Вы Джалада или Прахлада?»

Прахлада так воспевал харинаму, что даже если демоны пытались его убить, он оставался невредим. Любой другой на его месте сразу бы умер или сгорел дотла. Подобным образом, если человек посещает тиртху, но не совершает парикраму под руководством преданных Тиртхешвара Шри Хари, его пребывание на святой земле бесполезно.

Поэтому Гуруджи спрашивал: «Что тебе даст такое омовение?» Раньше я каждый день ходил на Гангу и Ямуну, чтобы принять омовение, или шел на мангала-арати. Я посещал различные храмы и не прекращал это делать даже во время половодья. Однажды Гуруджи спросил меня: «Почему ты ходишь принимать омовение? Ямуна даст тебе освобождение?» Я молчал. Гуруджи продолжил: «Кто освободит тебя: Ямуна или я?»

Всегда совершайте омовение в настроении служения, будьте рядом с садху, Гуру и Вайшнавами, даже если вам придется отправиться с ними в ад. Если же будете действовать независимо, вас схватит майя.

Обусловленная душа не понимает этого. «Я отправлюсь в святое место и получу освобождение благодаря даршану и совершенному там омовению», – думает она. Но разве что-то произойдет, если вы искупаетесь там? Разве вы что-то увидите? Вы не знаете, что такое шраддха, так как же бхакти войдет в сердце? Если вы пойдете на парикраму самостоятельно, вы увидите лишь обезьян и других животных, занимающихся своими делами, а также юношей и девушек, оживленно беседующих друг с другом. Проблема в том, что вы не сможете не замечать их, даже если закроете глаза и уши. Вы будете смотреть на дхаму материальными глазами. Если это не так, почему же анурага према-бхакти все еще не вошла в ваше сердце? Почему в нем до сих пор нет расы? Поэтому сказано:

баху джанма каре яди шравана, киртана
табу та’ на пайя кришна-паде према-дхана

(Чайтанья-чаритамрита, Ади, 8.16)

[Если человек совершает десять оскорблений во время воспевания Харе Кришна маха-мантры, то, несмотря на его усилия в повторении святого имени на протяжении множества рождений, он не обретет любовь к Господу, являющуюся конечной целью воспевания харинамы.]

хена кришна-нама яди лая баху-бара
табу яди према нахе, нахе ашрудхара

табе джани, апарадха тахате прачура
кришна-нама-биджа тахе на каре анкура

(Чайтанья-чаритамрита, Ади, 8.29–30)

[Если кто-то снова и снова повторяет всеблагое святое имя Господа, но любовь к Верховному Господу все же не появляется в его сердце и слезы не текут из глаз, это значит, что из-за оскорблений при повторении святого имени семя кришна-намы не может прорасти.]

Обусловленная душа может каждый день принимать омовение в Ганге или Ямуне, но что она обретет в результате? Вожделение, гнев и другие анартхи продолжат укореняться в ее сердце. Она все так же будет стремиться к богатству и престижу. Поэтому гуру-варга в первую очередь устраняет эти «колючки». Она строго наказывает нам: «Не ходи!» После того как Гурудев сказал мне, я на многие годы перестал ходить на Ямуну и предл агал поклоны на расстоянии. Я ходил на парикраму ради Гуру Махараджа и молился, чтобы он на долгие годы оставался в этом мире и имел крепкое здоровье.

Мы не должны совершать парикраму для себя. Но кто скажет об этом сейчас? Да и кто готов услышать? Если нет никого, кто мог бы дать наставления об этом, мы будем поступать по личному усмотрению и проложим себе дорогу в ад. Мы не осознаем величия тиртхи, даже посетив ее. Поэтому важно знать, как правильно принимать омовение.

На несколько дней во время Враджа-мандала парикрамы 1978 года мы остановились неподалеку от Вимала-кунды. Ее воды были кристально чистыми, в кунде обитало много рыб и черепах. Шрила Тривикрама Махарадж держался на воде, словно Шешашайи Вишну. Мой Гуру Махарадж быстро принимал омовение и выходил из воды. Он наносил тилаку и ждал, когда Шрила Тривикрама Махарадж и Шрила Гурудев выйдут на берег, чтобы вместе принять прасад. Они в это время соревновались в скорости со Шрипадом Вишну Махараджем из Ассама, Шрипадом Вайшнавом Махараджем и другими санньяси. Брахмачари наслаждались всеобщим весельем. Грихастхи и все остальные также омывались в Вимала-кунде – казалось, что преданных было больше, чем рыбы.

По прошествии некоторого времени Шрила Гурудев выходил из кунды, а Шрила Тривикрама Махарадж продолжал плавать. Они со Шрилой Гурудевом поддразнивали друг друга и ссорились, но сколько любви было в их ссорах! Все были счастливы. Мой Гуру Махарадж напоминал всем, что пора почтить маха-прасад.

Не нужно судить о Гуру и Вайшнавах с мирской точки зрения.

ачарьям мам виджаниян
наваманьета кархичит
на мартья-буддхьясуета
сарва-дева-майо гурух

(Шримад-Бхагаватам, 11.17.27)

ачарье нужно видеть Меня и никогда не проявлять к нему даже малейшего неуважения. Ачарье нельзя завидовать, так же как и считать его простым смертным, ибо он – воплощение всех полубогов.]

Оценивая Гуру и Вайшнавов с мирской точки зрения, вы все потеряете.

Однажды Гурудев во время своего пребывания на Гавайях отправился к океану, чтобы посмотреть на китов. Позже кто-то спросил меня: «Зачем Гурудеву понадобилось смотреть на китов?»

Я ответил: «Гурудев освободил низких людей вроде тебя. Ты гораздо хуже китов, а также опаснее их. Гурудев отправился к океану только для того, чтобы освободить китов и других живых существ. Неудачливые души приняли рождение в воде, но Гурудев милостиво поехал, чтобы даровать им свой даршан и освободить их, дать шанс услышать харинаму. Если бы Гурудев не приехал на Запад, что стало бы с тобой? Ты погибнешь, если усомнишься в нем».

В дальнейшем те, кто сомневался в Шриле Гурудеве, действительно погубили свою жизнь. Поэтому сказано:

ята декха вайшнавера вьявахара-духкха
нишчая джаниха сей парананда-сукха

(Чайтанья-бхагавата, Мадхья-кханда, 9.240)

[Если видишь Вайшнава несчастным, знай: на самом деле он на вершине духовного блаженства.]

вишая-мадандха саба кичхуи на джане
видья-маде, дхана-маде вайшнава на чине

(Чайтанья-бхагавата, Мадхья-кханда, 9.241)

[Люди, ослепленные гордостью, порожденной образованностью и богатством, лишены трансцендентного знания, из-за чего они не могут распознать Вайшнава.]

Шрила Гурудев сказал: «Здесь, на Вимала-кунде, Вимала-деви дала нам прибежище. Мы должны всегда омывать тело в этой расе. Даже собрав все богатства этого мира, вы не станете счастливы. Но принятие омовения в кундах, сароварах, Ямуне и других местах Враджа, а также совершение абхишеки свяжет каждую частичку вашего тела с Кришной. Когда река выходит из берегов, она затопляет все вокруг, но деревья и дома, хотя и находятся под водой, не становятся ею. Видите ли вы Сию-Раму повсюду? [Гурудев ссылается на шлокусия-рама майя саба джага джани” (из “Рама-чарита-манасы”), которую майявади ложно трактуют: “Все существа – это Сита-Рама” – прим. ред.] Нет. Все связано с Ситой-Рамой, но в то же время сохраняет индивидуальность. Подобным образом, должно преобладать бхагавад-бхакти. Предлагайте всем пранамы».

Несмотря на посещение тиртхи, преданный не получает даршан этой бхагават-махатмьи и не может возносить молитвы. Кто же тогда даст ему плоды посещения тиртхи? Некоторые, находясь в дхаме, видят грязь, канавы и т.п., из-за чего потом плохо отзываются о ней. Где такие люди пребывают в действительности? Поэтому совершайте парикраму с преданными, в сердцах которых есть бхакти. Благодаря общению с ними вы также войдете в царство преданности. В противном случае вы не сможете обрести бхакти. Так что все делайте под руководством и в обществе преданных, иначе это будет напрасный труд.

Отправляясь в святое место, тиртху, нужно вести себя подобающе, тогда вы непременно обретете все благоприятное. Если Гуру и Вайшнавы не объяснят нам трансцендентные темы, если мы не способны понять или не стараемся осмыслить их, то не сможем вести себя должным образом.

Нужно твердо пообещать себе: «Сделаю или умру; я непременно сделаю».

Что вы будете делать? Только лишь сбреете волосы? Это и есть ваша квалификация? Какими достоинствами вы обладаете в духовном мире? Вы можете предлагать поклоны и совершать парикраму тысячу раз, но чего вы достигнете? У вас так и не получится обрести прему.

Слуга очень тяжело трудился. Хозяин был доволен, но слуга не мог порадовать его так же, как сын господина. Хозяйский сын не делал ничего, но все же отец нежно любил его. Он давал ему столько денег, сколько тот желал. Может ли слуга достичь такого же положения? Итак, до тех пор, пока Гуру и Вайшнавы не думают о вас как о близких, родных, они не смогут задействовать вас как инструмент в своем служении.

Вы думаете: «Я так тяжело тружусь, но никто не любит меня». А почему кто-то должен любить вас? Кому вы принадлежите? Спросите себя: «Чей я? Принадлежу ли я Гурудеву и Вайшнавам?» Если вы – собственность Вайшнавов, тогда право выбора, любить вас или нет, остается за ними. Вы должны принадлежать им. Увидев ваше искреннее настроение служения и преданность, Вайшнавы посадят вас к себе на колени и окружат любовью. У вас нет права требовать от них любви.

Вы не можете спросить: «Почему ты не любишь меня?»

Однажды из Рупа-Санатана Гаудия Матха во Вриндаване пришел один преданный. Я в это время, приготовив бхогу, с кем-то разговаривал в комнате. Этот преданный посидел какое-то время, а затем воскликнул: «Зачем я пришел к тебе? Мне нужна любовь. Почему ты не выказываешь мне никакого расположения? Почему не говоришь со мной? Зачем я вообще сюда пришел?» Он стал кричать при всех. Когда я засмеялся, он спросил: «Почему ты смеешься? Почему ты не разговариваешь со мной ласково? У меня внутри все аж кипит!»

Я засмеялся еще сильнее, и бхакты тоже начали смеяться. Они недоумевали: «Не сошел ли он с ума?» Преданный из Рупа-Санатана Гаудия Матха очень рассердился, поскольку я говорил со всеми, кроме него.

Итак, можно ли кого-то заставить служить себе? Если у вас это и получится, то будет ли этот слуга любить вас? Поэтому Гуруджи сказал: «Пока дхама-сварупа – Баладева Прабху, Гуру и Вайшнавы не заняли вас в своем служении, даже если вы будете тысячи раз пытаться чего-то достичь, результата не будет – потому что вы действуете независимо. Служение Гуру и Вайшнавам следует выполнять в соответствии с их желаниями. Они будут счастливы, даже если вы послужите таким образом совсем немного. Если Гуру и Вайшнавы увидят, что преданный старается выполнить их наставления, хотя у него может и не получаться, они вдохновят его и поддержат».

Один человек ежедневно приходил на хари-катху, но быстро засыпал. Хотя его и ругали, он все равно не мог ничего с собой поделать. Однажды он сказал: «Гуруджи, я больше не приду на хари-катху».

– Почему?

– Я всегда засыпаю, после чего ты ругаешь меня перед всеми. Я не могу больше терпеть это, поэтому больше не приду.

– Нет. Ты обязательно должен приходить на хари-катху, даже если засыпаешь.

Тогда преданный задумался, что ему теперь делать. Всякий раз он начинал храпеть одновременно с началом хари-катхи, и спал так крепко, будто находился без сознания. Много дней спустя этот преданный стал садиться позади всех, чтобы никто из присутствующих не слышал его храп. Хотя его глаза были открыты, он продолжал спать и храпеть. Однажды он спросил: «Гуруджи, что я могу поделать? Нет, больше я не приду».

Однако Гуру был непреклонен:

– Нет, ты должен приходить.

В следующий раз этот преданный насыпал немного молотого чили в глаза сразу же, как началась хари-катха. Его глаза невыносимо жгло, и он прикусил язык, а когда из языка начала сочиться кровь, преданный сказал: «Теперь посмотрим, как я смогу уснуть!» Слезы струились из его глаз, а кровь обильно сочилась из языка. Одежда преданного покрылась пятнами. «Посмотрим, как я теперь засну», – повторял он про себя. Он был очень решителен. По окончании хари-катхи Гуруджи подозвал этого преданного и положил руку ему на голову.

«С этого момента сон больше не будет причинять тебе беспокойств, – произнес он. – Ты начнешь понимать хари-катху. Это не из-за того, что ты наказал свои чувства. Ты попытался задействовать их и следовать моим наставлениям. Теперь моя любовь наполнит твое сердце. Раньше ты потакал своим чувствам, но сейчас ты сказал себе: “Ты не слушаешь Гуру и Вайшнавов. Ты спишь целый день”. Ты наказал свои чувства и стал моим».

Человек может прийти в дхаму к Гуру и Вайшнавам, но его преданность – показная: он много служит и хвастается всем своей так называемой севой. Он совершает парикраму и повторяет много кругов. Что движет им? Желание ли обрадовать Гуру, Вайшнавов и дхаму? Человек повторяет лакх харинамы, но для кого? Преданный совершает Говардхана-парикраму, Вриндавана-парикраму, порой даже под проливным дождем, и выполняет много служения. Кожа на его ступнях трескается от холода. Однако какой будет результат? В один прекрасный день он влюбится и пойдет искать работу. У него нет стремления порадовать Гуру и Вайшнавов.

Кто-то может совершать парикраму каждый день, а то и два раза в день: утром и вечером, и еще успевать на Говардхана-парикраму, плюс служение в храме, хари-катха, бхаджаны и киртаны. Но к чему приведут эти усилия? Другой же следует бхакти совсем немного, тем не менее в его сердце в результате проявляются все виды таттва-гьяны

Когда я находился в Матхе с Гурудевом, я даже не знал, как выглядит Холи Гейт. Я никогда и шагу не ступал за пределы храма, только ходил на рынок и собирал бхикшу. По возвращении я никогда не оставлял себе ни пайсы и ничего не брал из того, что собирал во время бхикши.

Шрила Гурудев знает все. За несколько дней до своего ухода из этого мира он сказал мне:

– Я не смог тебе ничего дать...

– Вы дали мне все! – воскликнул я. – Что мне еще нужно? Что я буду делать с богатством этого мира? Все меркнет по сравнению с тем, что вы дали мне.

Если Гуру и Вайшнавы задействуют нас в своем служении и воспринимают как родных, знайте, что это и есть величайшее богатство. Святая дхама также прольет на вас милость. Это должно стать единственной целью нашей жизни. Результат от совершения садханы одинаков для всех. Что же это? Это приют у лотосных стоп Гуру и Вайшнавов. Если они задействуют нас в своем служении и помнят о нас, наша жизнь успешна. Мы стараемся помнить о Гуру, повторяя мантры, однако когда пытаемся хранить в памяти духовного учителя, приходит лишь майя. Во время воспевания гуру-мантры вы вспоминаете обо всем в этом мире, но не о духовном учителе. Повторяя кришна-мантру, вы не памятуете о Кришне. Мир майи занимает прочное место в вашем уме. Почему? Вы хотите помнить о Гуру и Вайшнавах, но думают ли они о вас? Создали ли вы в их сердце место для себя?

Я расскажу вам, что однажды произошло утром в Шри Радхаштами. Я готовил вместе с преданными из Матхуры. Там были Ракеш, Акхилеш, Пурушоттама, Мадху Пандит, Хари Ом и другие. По желанию Гурудева многие из них помогали мне на кухне.

Гурудев сказал мне: «Если ты готовишь или совершаешь любое другое служение, но не воспеваешь харинаму, люди, которые будут принимать прасад, погибнут, и ты вместе с ними. Прежде всего повторяй харинаму и гуру-мантру».

Я забеспокоился, поскольку начинал готовить еще до мангала-арати. В итоге завтрак был готов сразу же после окончания мангала-арати. Обычно я делал роти из пятнадцати килограмм пшеничной муки, а также дал и сабджи, затем ходил на рынок. В семь утра заканчивалась хари-катха, и я раздавал прасад. Затем шел на бхикшу. По возвращении, в два часа дня, я раздавал обеденный прасад. Потом мыл посуду. Так когда же мне было воспевать харинаму? Но Гурудев отчитал меня в тот день, и я решил, что обязан сначала повторять святое имя.

Обычно я воспевал возле бхаджана-кутира Шрилы Парам-гурудева. Там была комната метр длиной, в которой я мог посвятить время харинаме. Я запирал дверь на замок и повторял шестнадцать кругов. В тот день Шрила Гурудев начал громко звать меня после мангала-арати. Когда Гурудев гневался, никто не осмеливался показаться ему на глаза. Он пытался разжечь огонь, но не мог. Он звал всех, но никто не приходил, поскольку преданные были напуганы. Тогда Гурудев вылил в очаг два-три ведра воды. После этого он пошел в свою комнату и запер дверь. В Радхаштами обычно приходило по меньшей мере пятьсот человек, чтобы почтить прасад, и Гурудев беспокоился, поскольку на кухне никто не готовил. Он кричал, но я вышел только после того, как закончил повторять шестнадцать кругов.

Увидев воду в углублении для огня, я очень разозлился, и на сей раз я начал кричать: «Кто вылил воду в огонь? Мне нужно готовить, а очаг залит водой!»

Некоторые преданные стояли поодаль и смеялись. Калачанда Прабху, Шешашайи Прабху, Мангала Махарадж, Ранганатха Прабху, Нанда-дулал Прабху и другие не подходили, так как боялись, что скажет Гурудев. А я продолжал кричать. Затем я убрал воду и начал готовить. Когда я разложил рис и дал по кастрюлям, подошли преданные с овощами и другими продуктами. Гурудев вышел из комнаты после восьми часов…

«Где ты был?» – спросил он меня.

Гурудев больше не гневался. Ни разу он не сердился на меня. Его гнев утихал, когда он видел меня – так Нрисимхадев становился умиротворенным, видя Прахладу.

Я ответил: «Вы велели мне воспевать харинаму. Поэтому я повторял круги».

– О, но в особые дни ты вначале должен выполнить служение и затем воспевать, – произнес Гурудев очень спокойным голосом.

– Но вы же не научили меня этому. Неужели я спустился с небес и все знаю?

Я разговаривал с ним таким образом. Почему? Наши отношения были исполнены большой любви, и я знал, что Гурудев не рассердится. У меня было право разговаривать с ним так.

Тогда Гурудев сказал, дразня меня:

– Я сказал тебе идти вперед, но ты движешься в обратном направлении. Когда я говорю тебе вернуться, ты устремляешься вперед. Ты должен понимать, что сегодня Радхаштами. Теперь слишком поздно: уже девять утра.

– Все готово, Гурудев, вы можете проводить абхишеку! Я все подготовлю и сделаю пури, поскольку уже замесил тесто из шестидесяти килограмм муки.

Вы не пробовали те пури, что я готовил. Нитин и другие попробовали их... Преданные из ИСККОНа и отовсюду недоумевали: «Как он приготовил такие восхитительные пури

В Дели Шрила Гурудев сам учил меня, как готовить пури. Однажды, когда мы остановились в Дели по пути в Ассам, он велел мне сделать пури. Я не знал, как готовить их, поэтому заплакал. Никогда прежде я не делал пури! И тогда Гурудев научил меня их готовить. В итоге у меня получились тонкие, красивые, мягкие пури. Они были прозрачные, как бумажный лист, и кушать их можно было даже через три дня – они все еще оставались мягкими. Роти, которые я готовил, были такими же восхитительными.

Тесто я замешивал из пшеничной муки, оставлял его на четыре часа, после чего некоторое время выдерживал в воде. Затем я сливал воду и добавлял масло. Тесто не должно прилипать к рукам. Мы готовили роти без использования пшеничной муки тонкого помола. Не было необходимости в гхи или другом масле. Гурудев научил нас этому! Если роти были приготовлены неправильно, то Кунджа-бихари Прабху брал тарелку с ними и выбрасывал. Баба, в те дни было так много правил и царила такая строгая дисциплина! Если мы не замешивали тесто ровно к четырем часам дня, Кунджа-бихари Прабху приходил и спрашивал: «Почему вы до сих пор не замесили атту

Затем мы добавляли воду и вечером готовили роти, чтобы предложить бхогу. Получались очень эластичные, тонкие роти. Когда Вайшнавы садились на прасад, мы подавали им еще горячие роти. Если вы примете даже четыре роти, это не пойдет вам во вред. Для Гурудева я готовил роти после десяти вечера.

Гурудев сказал мне в Радхаштами: «Ты всегда должен быть заботливым и рассудительным».

– Я всегда был таким, – ответил я. – Вы непрестанно напоминали мне: «Ты не воспеваешь харинаму. Ты не воспеваешь харинаму. Ты не воспеваешь харинаму».

– Где же ты прятался? – спросил Гурудев.

– В душевой возле бхаджан-кутира Парам-Гурудева.

– Я разломаю ее. Где ты тогда будешь скрываться?

Над душевой располагалась еще одна комната. Я сидел там и воспевал. Преданные зачастую боял ись подойти к Гурудеву, поэтому по всем вопросам они в основном приходили ко мне и тем самым не давали воспевать харинаму. Но по милости Гурудева я без особых усилий начал повторять шестьдесят четыре круга. Во время Навадвипа-парикрамы я возвращался в двенадцатом часу ночи, закончив делать массаж Гурудеву. В час или два ночи я просыпался и воспевал, затем принимал омовение в Ганге и возвращался к четырем часам утра. После этого начиналось служение. Я никогда не чувствовал усталости. У меня просто не оставалось на это времени – нужно было все организовывать для такой большой парикрамы. Но теперь люди, у которых нет посвящения, готовят и раздают прасад. Они едят рыбу! Уже нет правил и предписаний... Но в наше время было по-другому.

По беспричинной милости Гурудева все можно обрести. Он всегда говорил: «Если духовный учитель и Вайшнавы задействуют вас в своем служении и считают своими, то ваши действия можно назвать садханой».

Если дхама занимает вас в служении, разве Кришна и Махапрабху не поступят так же? Разве таттва-гьяна не проявится в ваших сердцах? Поэтому садхаки, обладающий слабой верой, должны быть очень осмотрительными. Не совершайте оскорблений. Вы уже совершили множество апарадх в предыдущих рождениях, из-за этого в действиях, которые вы совершаете независимо от Гуру и Вайшнавов, нет бхакти. Но кто объяснит вам это? А даже если об этом рассказать, кто поверит этому? Гурудев всегда учил нас шлоке из «Рама-чарита-манасы» Туласи даса:

бина хари крипа миле на санта
санта крипа бина вивека на хоя

(Рама-чарита-манаса, Туласи дас)

Без милости Кришны невозможно получить общение с Его преданными. А без общения с бхактами невозможно обрести знание о бхакти. Что мы будет делать, если не получим его? Однако если мы отбросим независимость и будем действовать под руководством Гуру и Вайшнавов, то сделаем их счастливыми. Тогда они возложат на нас какую-то ответственность. Когда вы без гордости будете выполнять служение, считая его милостью Гуру и Вайшнавов, Кришна даст вам все. Приехав в дхаму, вы обретете ее милость и станете смиренными и кроткими. А если будете избегать оскорблений, навсегда останетесь в садху-санге.

Поэтому Гурудев всегда говорил мне: «Не общайся с обычными людьми».

Хотя многие преданные приезжали на парикраму, я не припомню случая, чтобы я по собственному желанию ходил в чей-то дом. Я никогда не слонялся попусту и ничего не принимал от них. Гурудев говорил мне: «Отведи их на даршан», и я поступал так: водил преданных на даршан, а они давали мне пять или десять рупий. Все деньги, которые приходили ко мне, я отдавал Шриле Гурудеву.

Однажды в Экадаши Гурудев сказал мне: «Приготовь для этих людей роти, пури и сабджи».

Я сделал так, как велел Гурудев. Я никого не боялся. Необходимо всегда анализировать: «Кого я хочу порадовать своим служением?» Мы повторяем мантры и служим, но для кого? Кто будут удовлетворен и что даст нам? Для кого вы идете совершать омовение, едите и одеваетесь? Всегда живите для счастья Гуру и Вайшнавов. Спросите себя, поступаете ли вы так. Поэтому я вспомнил о преданном, прикусившем язык и насыпавшем молотого чили в глаза; впоследствии он стал очень квалифицированным. Этот преданный – духовный брат нашего Гурудева. Он стал санньяси и ачарьей. Каким сведущим он стал!

Гурудев спрашивал: «Каково значение аньябхилашита-шуньям? Что значит гьяна-кармади-анавритам? А сарва-дхарман-паритьяджа

Хотя мы оставили все виды дхармы, Кришна не с нами. Поэтому примите прибежище у Гуру и Вайшнавов, делайте все для их счастья. Отбросьте все независимые желания и мирские познания. Подлинное знание заключено в словах Гуру и Вайшнавов. Такова истина. У вас должна быть решимость: «Я всегда буду делать так, как Гуру и Вайшнавы велят мне, и не буду поступать по своему разумению». Гьяна-кармади – Гурудев говорил, что бхукти, мукти и другие посторонние желания подобны ведьмам.

Делайте только то, что вам говорят Гуру и Вайшнавы. Даже если их указания не соответствуют вашим желаниям, вы должны продолжать совершать служение. Тогда ваша жизнь непременно станет успешной, вы получите трансцендентный плод: осознаете свою сварупу, а Гуру и Вайшнавы станут считать вас родным. Чего же еще желать? Поэтому Гурудев говорил нам об этом во время Враджа-мандала парикрамы. Там было только тридцать или сорок человек. Постепенно число преданных увеличивалось, затем на парикраму стали приходить тысячи бхакт. Но нам никогда не приходила в голову мысль отправиться на парикраму самостоятельно. Я готовил, раздавал прасад и мыл посуду, а потом ходил на рынок.

Однажды Гурудев сказал нам: «Раньше вас снабжали десятью рупиями, но теперь это в прошлом. Почему? Наш управляющий, Кунджа-бихари Прабху, покинул этот мир».

Сначала Кунджа-бихари Прабху давал нам две рупии и говорил купить на них куркуму, рис, масло, соль, муку или овощи. Только после этого двадцать или двадцать пять человек, живших в храме, принимали прасад. Потом нам стали давать четыре рупии. Затем шесть и восемь рупий. Когда дошло до десяти рупий, Кунджа-бихари Прабху покинул этот мир.

Гурудев обратился к нам: «Я не могу дать вам ни пайсы. Теперь вы должны заниматься хозяйственными делами сами».

В то время нас обуревали беспокойства: «Где мы возьмем десять рупий? Как будем поддерживать Матх? Мы не можем оставить служение Гуру и Вайшнавам».

Мы привыкли служить Гуру и Вайшнавам. Кроме них у нас нет никого в этом мире. Раньше я думал: «Буду работать в храме Говиндадева в Джайпуре, там мне дадут немного денег и еды. Я вернусь после того, как что-то заработаю. Или устроюсь в другое место».

По милости Гурудева все складывалось благополучно. Вообще по его милости все можно поддерживать и никогда не будет ни в чем нужды. Итак, Гурудев четко объяснил нам, что такое преданное служение. Как можно обрести бхакти? Она независима. Если вы видите бхакти у преданного, чье сердце тает от экстаза, то благодаря общению с ним вы сможете обрести все. Как Бхакти-деви придет, если сердце не тает?

"Моя миссия неотлична от миссии Шри Чайтаньи Махапрабху, Шрилы Рупы Госвами и всей нашей гуру-парампары. Моя миссия - давать всем живымсуществам любовь и преданность не принимая во внимание вероисповедание или национальность, но согласно качествам человека и степени его преданности. Наша главная миссия - давать любовь высшего порядка. Мы даем именно это".

(Шрила Бхактиведанта Нараяна Госвами Махарадж, 3 февраля 2000 года)

 

icon rss2greyicon rss2grey
        Новости               Харикатха

Rambler's Top100

Purebhakti.Ru 2007-2017